Киргизия 2016

Волею судьбы в декабрьском отпуске я на неделю смотался в Киргизию. В целом страна понравилась природой и не впечатлила всем остальным — напоминает Россию 90-х на азиатский манер. Бишкек оказался по большей части советской застройки, хоть и столичной. Зато разительно отличается климат несмотря на то что от Томска его отделяет около 2 тыс по прямой. Но главное в Киргизии — это горы. Тянь-Шань.

Плескание в Иссык-куле (видео)

Когда во время пребывания в Киргизии мы были на Иссык-куле я не смог удержаться от соблазна окунуться в его бодрящих водах. Да и тем более не факт что я там когда либо побываю вновь. А декабрь месяц так и манит купаться.

Фредерик Бегбедер — Любовь живет три года

  Роман понравился. Автор пишет о взаимоотношениях мужа и жены, институте брака в целом. Пишет живо (что неудивительно поскольку автобиографично). Автор вообще весьма веселый дяденька, чем то смахивает на Вуди Аллена. Написано все живо, откровенно с юмором и по существу. Местами трудно не согласиться и думаешь это именно то что ты думал, только не знал как сформулировать. Но конечно автор прав не во всем, так как он судит со своей колокольни. Но несмотря на это книга достойная. 8 из 10. 

Роберт Кершоу — 1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных

Несмотря на большой объем книга для меня оказалась ценной именно многочисленными цитатами воспоминаний солдат и низовых офицеров вермахта. Вставки самого автора конечно оставляют желать лучшего, чего только стоит перл про то что в середине октября 1941 коммунистический режим был на грани краха. Хромает еще немного структура книги — воспоминания и цитаты разбросаны несколько хаотично. Но все же подавляющее большинство и соль в книге — это воспоминания и письма непосредственных участников боев: тех кто сидел в окопе, бежал с винтовкой, поливал из пулемета, сбрасывал бомбы.


Письмо матери
«28 инюя одна мамаша, убежденная нацистка из Брандта, писала сыну: «Я ни на минуту не сомневаюсь в победе над этими собаками, которых и людьми-то не назовешь». И все же, несмотря на все догмы национал-социализма, в письме проступает тревога за сына, сражающегося на фронте: «Из утренних сообщений Верховного главнокомандования вермахта мы узнаем, как и где мы поддали этим варварам. Мой дорогой мальчик! Ты знаешь, как я беспокоюсь о тебе и о Йозефе!»

В книге хорошо прослеживается изменение настроения бойцов — от восторженно-патетического в июне до депрессивно-упаднического в декабре. Но для себя я еще раз убедился в том, что хотел войны и считал немцев исключительными воинами имеющими право уничтожение других народов и режимов не один Гитлер с фанатиками из СС, а намного и намного больше народу.В целом книга весьма познавательная и интересная. 8 из 10.


«Того же мнения придерживался и лейтенант Гельмут Ритген, также воевавший в 6-й танковой дивизии: «В плен никто не сдавался, поэтому и пленных практически не было. Между прочим, наши танки довольно быстро расстреляли весь боекомплект, а такого не случалось нигде — ни в Польше, ни во Франции».

Чарльз Буковски — Женщины

Пишет Буковски конечно интересно, с юмором и в точку. Но каждый раз приходится себя ловить на мыли, что что-то похожее ты уже читал — Миллер и его тропиком все время всплывает в памяти. И по-моему Буковски ему проигрывает. А так роман познавательный. 7 из 10.

Боевой путь дедушки Яши: Оборона под Москвой

После того как дедушка Яша был ранен под Смоленском он был на излечении в санатории ВМФ им. Фрунзе МВО с августа по сентябрь 1941 года. После этого он уже не возвращается в 91 сд, которая к тому времени уже фактически была выбита, а расформирована будет в декабре 1941 года.
Дедушку посылают в распоряжение 1-ой Гвардейской Московской мото-стрелковой дивизии. Вернее если быть совсем точным то называется она полностью 1-я гвардейская мотострелковая Пролетарская Московско-Минская ордена Ленина, дважды Краснознамённая, орденов Суворова и Кутузова дивизия.
Это прославленная часть РККА, сформированная в 1926 году, прошедшая ВОВ, операцию «Дунай» 1968, первую Чеченскую войну была расформирована лишь в 2002 году.
Но на тот момент дивизия была сформирована по штату 04/400 от 05.04.1941 года и успела принять участие в Смоленском сражении, Харьковской и Ельнинской наступательной операциях.
В автобиографии дедушки указано следующее:
сентябрь 1941 г. — ноябрь 1941 г. — командир взвода и помощник командира роты 28 отд. гв. батальона связи 1-ой Гвардейской Московской мото-стрелковой дивизии Юго-Западный и Западный фронт.
По штату 04/400 в состав стрелковой дивизии (14,5 тыс. чел) входил отдельный батальон связи (278 человек, из них 28 комначсостав, 53 мл. комсостав и 197 рядовых). Он структурно входил в состав штаба дивизии и включал штабную роту из 98 человек (телефонно-телеграфная станция, радиовзвод, взвод связи, взвод служебных собак), две телефонно-кабельных роты по 68 человек.
Батальон связи был довольно многочисленным подразделением и укомплектовывался соответствующим вооружением и техникой: 3 радиостанции, 1 телефонно-телеграфная станция, 18 собак, 6 лошадей, 3 мотоцикла, 3 бронеавтомобиля, 8 повозок, 6 верховых лошадей, 11 грузовых автомобилей, 1 специальный, 1 легковой. У личного состава было 18 пистолетов, 1 пистолет-пулемет (у старшины) и 238 винтовок и карабинов. 
Из автобиографии д. Яши непонятно какой взвод он возглавлял и помощником командира какой роты он был. 
В любом случае, разница определенная с положением в 91 сд была. Если в 91 сд д. Яша был командиром взвода связи в стрелковом батальоне. То есть по существу на передовой в окопе, так как обеспечивал непосредственную связь командира батальона с штабом полка и командирами рот. То в 1-ой гв. мсд он по структуре шагнул не на лесенку вверх в роту связи полка, а еще выше в батальон связи дивизии. Однако последующее ранение лишь подтверждает ожесточенность оборонительных боёв под Москвой, когда перемалывались одна дивизии за другой. 
Из автобиографии и наградного листа к Ордену Красной Звезды известно, что в составе 1-ой гв. мсд д. Яша служил с сентября 1941 по 25.11.1941 до ранения под Наро-Фоминском. 
Если кратко обрисовать боевой путь дивизии в данный период, то из Википедии следует, что она с сентября 1941 по ноябрь участвовала в трех операциях. Сначала вновь операция на смоленщине.


1-12 сентября 1941 года 1-я тд дивизия А. И. Лизюкова участвовала вЕльнинской наступательной операции советских войск, оттеснив части немецкой 28-й пехотной дивизии с восточного берега реки, форсировала эту водную преграду и закрепилась на плацдарме. Левее наступали 158-ая и 38-я стрелковые дивизии. Справа соседом была 101-ая танковая дивизия 19-й армии, которая наносила удар на хутора Чистая и далее на Кровопусково.
В боях 2 сентября были убиты два командира батальона 6-го мотострелкового полка и тяжело ранен его командир капитанЛуцков Ф.Г. Также выбыли из строя оба командира батальонов в 175-м мотострелковом полку, из-за чего нарушилось управление в полках. Из-за больших потерь в людях и потери управления А. И. Лизюков приказал командиру танкового полка майору М.Г. Сахно стянуть поближе к стрелковым частям дивизии оставшиеся танки, а капитану А. М. Ботвиннику поставить весь дивизионный артиллерийский полк на прямую наводку. Для отражения немецкихконтратак командующий армией ввёл в сражение свой последний резерв — 127-ю танковую бригаду под командованием генерал-майора танковых войск Ф. Т. Ремизова).
В ночь на 4 сентября подорвались на минах командир и военком 175-го мотострелкового полка. В полку окончательно нарушилось управление. Остатки мотострелковых полков были объединены под командованием начальника разведки дивизии майора Н.П. Балояна.
10 сентября по приказу генерала К. К. Рокоссовского дивизия перешла к обороне, а ещё через два дня обескровленные части дивизии были отведены на левый берег реки Вопь. Наступление 16-й армии на ярцевском направлении прекратилось. 16 сентября дивизию из армейского резерва вывели в резерв Ставки и к утру 18 сентября сосредоточили в районе Можайска для переформирования.
В Можайске был получен Приказ НКО СССР № 311 от 21 сентября о присвоении за боевые заслуги личного состава 1-й танковой дивизиипочётного звания Гвардейская и преобразовании соединения в 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию.

Находилась дивизия в резерве Ставки недолго, и уже к концу сентября её перебросили к Харькову.


Во время Сумско-Харьковской оборонительной операции 1-я гвардейская мотострелковая дивизия прибыла из резерва Ставки в состав 40-й армии Юго-Западного фронта30 сентября 1941 года[14]дивизия А. И. Лизюкова отличилась в бою против 25-й немецкой моторизованной дивизии в Штеповке, части которой были контратакованы и разбиты при участии 9-й кавалерийской дивизии,1-й танковой бригады и 5-й кавалерийской дивизии, входивших вконно-механизированную группу 21-й армии под общим командованием генерал-майора П. А. Белова[15][16]. Советский писатель П. П. Вершигора, в то время фронтовой фотокорреспондент 40-й армии, непосредственный свидетель тех событий, вспоминал: «В районе восточнее Сум, впервые за эту войну, я увидел, как бегают немцы».
После Штеповки дивизия развила локальный успех и выбила немецкие части из населённого пункта Аполлоновка (положение на карте). Было взято большое количество трофеев[18]. Согласно мемуарам Г. Гудериана, район Штеповки удерживался советскими войсками не менее недели[19].
В результате октябрьского немецкого наступления войска Юго-Западного фронта оказались охвачены с обоих флангов, и 6 октября1941 года командование Юго-Западного фронта приняло решение об отводе правофланговых армий (40-й и 21-й) на 45—50 километров на рубеж Сумы—АхтыркаКотельва с целью прикрытия Белгорода и северных подступов к Харькову[20]. Отход советских войск проходил при энергичном преследовании противником, который наносил удары в стык отступающим соединениям, создавая угрозу их окружения. В результате 10 октября 1941 года части 29-го армейского корпуса вермахта с ходу ворвались в Сумы[21], где с конца сентября держала оборону 1-я гвардейская мотострелковая дивизия А. И. Лизюкова[20]. После обороны Сум дивизия была выведена в армейский, а затем фронтовой резерв и во второй половине октября 1941 года была передислоцирована под Москву.

Под Москвой дивизии была поставлена основная задача по обороне Нарофоминска 


1-я гвардейская мотострелковая дивизия была передана в распоряжение 33-й армии (генерал-лейтенант М. Г. Ефремов)Западного фронта, которая прикрывала наро-фоминскоенаправление с юго-запада.
21 октября 1941 года первый эшелон дивизии прибыл на подмосковную станцию Апрелевка, и её части сразу же заняли западную окраину города Наро-Фоминска. Перед дивизией А. И. Лизюкова была поставлена задача 22 октября перейти в наступление и овладеть новым рубежом в 3—4 километрах западнее и юго-западнее Наро-Фоминска[22].
Однако в тот же день к Наро-Фоминску подошли части 4-й армиигруппы армий «Центр» и 22 октября, в результате встречного боя, захватили западную часть города. С целью замкнуть кольцо окружения, немцы атаковали в стык между соседними дивизиями —222-й стрелковой дивизией, занимавшей севернее рубеж Симбухово— Смоленское и 110-й стрелковой дивизией, отошедшей за рекуНару. К вечеру положение ухудшилось — немцы всюду вышли к реке, путь отхода за реку Нару был отрезан. С 23 по 25 октября в городе велись уличные бои, город переходил из рук в руки[22]. Дивизия потеряла до 70 % личного состава и вооружения. К исходу 25 октября 1-я гвардейская дивизия оставила город, сохранив за собой плацдарм в излучине реки Нары, который до 26 декабря удерживался 4-й ротой 175-го стрелкового полка (лейтенант Евстратов)[23].
Тем не менее, дальнейшее продвижение немецких войск на этом участке было остановлено по рубежу реки Нара. 1-я гвардейская мотострелковая дивизия получила усиление и окопалась на левом берегу.
28 октября 1941 года гвардии полковник А. И. Лизюков получил приказ о штурме города. Утром 29 октября без огневой подготовки спешно организованная штурмовая группа, усиленная одним танкомКВ-1 и несколькими Т-34, начала выдвижение. Попав под сильный огонь на подступах к городу, колонна понесла большие потери и была вынуждена отступить. В город прорвались только два танка, один из которых смог выйти к своим, совершив рейд по позициям немецких войск в городе. Попытка штурма не удалась[22].
22 ноября 1941 года дивизии было вручено гвардейское знамя и поставлена задача ликвидировать немецкий плацдарм в районе деревни Конопеловки Плацдарм был успешно ликвидирован[22]. Окончательно город был освобожден 26 декабря 1941 года.

После нескольких недель изучения журналов боевых действий 1 гв. мсд, отдельных полков, рапортов и отчетов командиров, оперативных сводок разведподразделений, подразделений тыла и снабжения и просто отдельных документов выложенных на портале Память народа создалось ощущение погружения в будни тех дней. Ни с чем не сравнимое впечатление — когда читаешь эти подлинные документы, которые где-то напечатаны, а где то просто написаны карандашом — начинаешь понимать ,что тогда в 1941 было все очень по настоящему. И это как раз позволяют передать вот эти документы, а не гламурные блокбастеры на широком экране.К сожалению, мне ничего не удалось найти в данных документах про д. Яшу — да и не мудрено — выложены десятки тысяч документов (содержание не оцифровано — только сканы, да и поиск хромает) в них отражен основной ход боевых действий, почти без персоналий. Тем более на уровне полков и дивизий. Однако все же везде незримо заслуга в том числе д. Яши присутствует — в отличие от лета 1941 года уже осенью в любом оперативном донесении штаба 1 гв. мсд в конце сухая строка:«Связь с частями: радио, телефон, офицеры связи. Перебоев в связи не было». Ниже некоторые документы из периода обороны под Москвой.  


1 гмсд входила в состав 33 армии и стояла в Наро-Фоминске

Отчетная карта  ЗапФ с 24 по 26.11.41

Ну а это оперативная сводка штаба 1 гмсд за 25.11.41 составлена ночью в 3.00 час. 26.11.41. Если кратко: тяжелые позиционные бои, безуспешные попытки выбить противника с опорных позиций. Взаимный артиллерийский обстрел.Под пунктом № 6 начальник штаба сообщает: «Потери за 25.11 составляют: убитых 5 человек, раненых 17, 4 пропали без вести (деда Яша входит в эти 17 раненых).И неизменно под № 7 «Связь с частями: радио, телефон, офицеры связи. Перебоев в связи не было».

Из этих документов конечно невозможно понять при каких обстоятельствах д. Яша получил ранение. Но по ним можно на секундочку представить что там творилось, какие шли упорные бои. Неизменно одно — связь была.В завершение один любопытный документ: доклад (с грифом совершенно секретно) комдива о действиях ночных штурмовых групп в ночь на 23.11

Кстати про ночные вылазки русских я встречал немало упоминаний в мемуарах офицеров вермахта. Они постоянно на них жаловались — уж больно много они доставляли им потерь и неудобства. При чем тон был с оттенком обиды — мол это же неправильно воевать ночью. Видимо во Франции их по ночам не донимали, разве только француженки.

Еще немного про 91 сд

На днях попалась на глаза заметка про начальника штаба 91 сд, где служил деда Яша с ноября 1939 по август 1941. В заметке зацепило два момента, то как описывается мобилизация 613 сп, а также исход боев уже под Смоленском:


В мае 1940 года, после окончания войны с Финляндией, 91-я, наконец-то вернулась к месту своей постоянной дислокации в Ачинск. Хотя здесь требуется уточнение, даже не одно, а два. Во-первых, дивизия вернулась не вся. Почти весь личный состав срочной службы решением НКО СССР был оставлен в Ленинградском военном округе и направлен на формирование гарнизона острова Ханко, по договору с Финляндией отошедшего к СССР. Во-вторых, Ачинск теперь не был единственным местом дислокации дивизии. 613-й стрелковый полк передислоцировался в Минусинск, а 338-й гаубично-артиллерийский — в Кемерово. В течение оставшейся второй половины 1940 года каких-либо заметных изменений в жизни дивизии не происходило. Именно заметных. Но в то же время дивизия демобилизовала красноармейский и сержантский состав, призванный из запаса перед отправкой на советско-финляндский фронт, а также некоторое количество командно-начальствующего состава из тех же запасников. Часть кадровых командиров перевели в другие соединения СибВО. Часть запасников зачислили в кадр. К сентябрю практически завершились все штатные мероприятия и дивизия окончательно перешла на так называемый 6000-й штат.

За период с 1940 до 1941 штат дивизии вновь доведен до штата военного времени (12000 человек). И непосредственные действия с началом войны:


22 июня началась война. С 23 по 29 июня в дивизию дополнительно поступают 2000 человек до так называемого полного штата, когда укомплектовываются вспомогательные и тыловые службы. Численность дивизии достигает 14000 человек. 30 июня 1941 года эшелоны дивизии начинают отходить из Ачинска на запад. В течение полутора суток 33 эшелона уходят. Дивизия навсегда покинула Ачинск.12 и 13 июля части дивизии выгружаются в Гжатске. Начинается десятидневное беспорядочное перемещение дивизии с места на место, пока окончательно не определяют: войти в группу генерала Калинина и 24 июля при поддержке танков, имея соседями 89-ю и 166-ю стрелковые дивизии, с рубежа реки Вопь перейти в наступление в направлении Духовщины. Ни танки, ни две указанные дивизии к началу наступления не прибыли. И вместо трёх стрелковых дивизий, поддержанных танками, генерал Калинин бросает 91-ю в наступление одну, без поддержки. Чем всё это закончилось. 25 июля остатки дивизии в беспорядке отступили на исходную позицию на восточном берегу реки Вопь. Из 14 000 человек в дивизии осталось всего 8 тысяч. И была потеряна вся артиллерия дивизии. В этом бою начштаба дивизии полковник Конев был ранен и эвакуирован в госпиталь. Ему повезло, так как большинство раненных были просто брошены на поле боя.